Артефакты разграбленной Пальмиры отлавливают на «черном рынке»

0 Просмотр Нет комментариев

Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский рассказал журналистам, почему восстановление разрушенной сирийской Пальмиры невозможно. По его словам, речь может идти только о сохранении оставшегося.

фото: ru.wikipedia.org

На днях в Дамаске состоялось совещание с участием замдиректора Института материальной культуры Натальи Соловьёвой, петербургского архитектора Максима Атаянца и — по конференц-связи — Михаилом Пиотровским. Российские специалисты презентовали сирийским коллегам выверенную 3D-модель Пальмиры, чтобы в перспективе создать музей. При этом Пиотровский подчеркнул, что о восстановлении античного города речь не идёт, потому что это противоречит современным принципам реставрации, зафиксированных Венецианской хартией. «Пальмиру разрушали раз пятнадцать. И сейчас были взорваны памятники, которые уже были восстановлены до войны — французскими и швейцарскими специалистами — говорил Пиотровский. — Это, то, что было в Ленинграде и пригородах после войны — восстановление. . В Пальмире речь идёт о создании музея, а не о том, чтобы заново строить город. Восстановление, о котором почему-то всегда пишут журналисты, невозможно ещё по нескольким причинам. Во-первых, в Сирии идёт война. Во-вторых, когда идёт война и люди голодают, а рядом начинают восстанавливать какую-то роскошь, реакция на это может быть не очень хорошая».

Аппелируя к реставрационной практике ЮНЕСКО, директор Эрмитажа тем не менее заметил, что напрямую ЮНЕСКО никаких работ в Сирии не ведёт, так как страна находится в международной изоляции и под санкциями. «Нам, кстати, можно учиться у них жить под санкциями», — полушутя заметил Пиотровский. На вопрос, за чей же тогда счёт ведутся высокотехнологичные работы по 3D-моделированию и созданию музея в перспективе, директор Эрмитажа ответил уклончиво, назвав некие международные фонды, но подчеркнув, что российское государство и Минкульт не выделяют на Пальмиру «ни копейки».

Наталья Соловьёва рассказала, что экспедиция в Пальмиру была в сентябре 2016 года, с тех пор город ещё раз был захвачен и разрушен, теперь некоторые места нужно снимать ещё раз. 3D — модель и чертежи созданы с помощью российских программ — что важно, если вспомнить, опять же, про санкции.

Максим Атаянц на очередной вопрос о восстановлении ответил как архитектор: модель должна точно соответствовать оригиналу, «это должна быть не просто капитель, а именно местной школы, чтобы любой археолог, глядя на неё, это понял. И вот восстановить до 50% может кто угодно, а добрать остальной уровень по качеству — нет».

В ноябре ожидается подписание российско-сирийского соглашения, на стажировку в Эрмитаж, вероятно, приедут сирийские реставраторы. В Петербурге и Дамаске пройдёт выставка, посвящённая Пальмире. В конце концов «погулять» по виртуальной Пальмире смогут все желающие, а специалисты из любой точки мира — внести предложения по реставрации. Сегодня снято и обработано 20 квадратных километров памятника, а также огромный массив научных статей и фото- видео- материалов.

«Наша цифровая карта в 30 раз более точная, чем съемка со спутника», — отметила Наталья Соловьева.

— Если Пальмира была не единожды захвачена, не всплывают ли памятники или их фрагменты на чёрном рынке? Ведётся мониторинг? — поинтересовалась корреспондент «МК».

— Да, мониторинг ведётся. Там есть ямы, где в период существования халифата действительно активно копали. — ответил Михаил Пиотровский. — Как раз в этом плане международные спецслужбы работают, например, порядка года назад итальянская полиция обнаружила артефакт.

— Грабительских раскопок действительно было много, — подтвердила Соловьёва. — Когда мы передали информацию об их количестве сирийским коллегам, даже они удивились. То, что всплывает — это единичные случаи.

Специалист отметила, что многие памятники могут «никогда не всплыть, осесть в частных коллекциях».

Проще говоря, не в одних террористах угроза мировому достоянию, которому не повезло оказаться на территории Сирии. Банальное мародёрство и черный рынок — не меньшая угроза. ЮНЕСКО тем временем регион на контроле не держит — санкции ведь.

Источник

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)