Скандал вокруг объединения Волковского театра с Александринкой оброс кляузами

0 Просмотр Нет комментариев

С каждым месяцем страсти вокруг объединения двух старейших русских театров – Волковского из Ярославля и Александринского из Санкт-Петербурга — только набирают обороты. Еще недавно общественность удивил выход Валерия Фокина, худрука Александринки, из секретариата Союза театральных деятелей, а теперь его идейный партнер, худрук Волковского театра Евгений Марчелли обратился с необычным письмом к Владимиру Мединскому. Послание, как считают многие, скорее напоминает кляузу, чем серьезный документ.

Речь идет о документе, оказавшемся в распоряжении журналистов из Ярославля. Это официальное письмо художественного руководителя Волковского театра Евгения Марчелли к министру культуры РФ Владимиру Мединскому. В нем худрук заявляет о «серьезной проблеме управленческого характера», а также об «обстановке нетерпимости», которая возникла в коллективе после прихода директора Алексея Туркалова и его заместителя Валерия Русина.

Автор письма министру считает, что в театре сложилась ситуация прямого противостояния между директором и его работодателем. «Наиболее профессиональная и востребованная часть коллектива театра, принявшая идею объединения, теперь противопоставляется общественному мнению жителей и руководства области, — говорится в письме Марчелли к Мединскому. — Театр несет серьезные имиджевые потери, так как директором формируется отрицательное отношение к политике министерства культуры и лично министру».

В качестве возможного варианта разрешения ситуации прямого противостояния Евгений Марчелли просит Владимира Мединского отстранить Алексея Туркалова от руководства театром и временно возложить обязанности директора на него, «чтобы в течение месяца предоставить для согласования новую кандидатуру директора».

«МК» связался с замдиректора Волковского театра Валерием Русиным за комментарием по поводу высказанных Евгением Марчелли обвинений.

— Это все ложь, — сразу заявил Валерий Русин, комментируя опубликованное письмо. — И в отличие от Жени, я могу это доказать. — Не скажу, что это письмо стало для меня неожиданностью. В последнее время я не мог уже объяснять некоторые Женины поступки. Но все равно считаю, что лучше говорить все в лицо и при встрече, а не так. Потому что в противном случае, выглядит это как донос.

Конечно, я прочел письмо. И могу с уверенностью сказать, что это ложь. Для меня дико было слышать, что я и наш директор делаем какой-то вброс. Да и эксплуатировать имя Валентины Владимировны Терешковой, которая помогает нашему театру десятилетиями, — это свинство! К моему глубокому разочарованию уважаемый мной творческий человек вдруг допускает такие высказывания, в которых и сам ничего не понимает, так еще и не подкрепляет ничем.

— А вы готовы привести доказательства обратного?

— Я могу подготовить обстоятельный ответ по каждому из абзацев в этом письме. Но главное, я не понимаю, что именно он хотел сказать этим письмом. Знаете, я учился в Суворовском училище, и у нас за такие доносы делали темную. Может, это жестоко, но работало.

Источник

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)